Avatar
Russian-Ukrainian War
Как Запад жестоко ошибся в своих оценках русской армии

Об авторе: Филлипс Пейсон О'Брайен – профессор стратегических исследований в Сент-Эндрюсском университете в Шотландии. Он является автором книги "Как была выиграна война: воздушно-морская мощь и победа союзников во Второй мировой войне".

Позвольте мне рассказать вам историю об армии, которая была одной из лучших в мире. У этой армии была лучшая техника: самые тяжелые и современные танки, самолеты нового поколения и передовые корабли. Она вкладывала средства в модернизацию и разрабатывала, как считали эксперты, одну из лучших стратегий в Европе. Скажу вам больше, она планировала войну и училась участвовать в войне, которую собиралась вести, к которой, казалось, была очень хорошо подготовлена, и многие, а возможно, и большинство, верили, что она победит.

Все эти описания могут быть применены к российской армии, вторгшейся в Украину в прошлом месяце. Но я говорю о французской армии 1930-х годов. Эту французскую армию считали одной из самых лучших на планете. Уинстон Черчилль думал, что это самая лучшая надежда мира на сдерживание нацистской Германии Адольфа Гитлера. Как он сказал в 1933 году и неоднократно повторял: "Слава Б-гу за французскую армию".

Когда эта французская армия была действительно испытана в бою, то оказалась слабой. Германия завоевала Францию ​​менее чем за два месяца 1940 года. Все ожидаемое преимущество французских военных в оснащении и доктрине оказалось тщетным. Ряд проблем, включая плохую логистику, плохую связь и низкий моральный дух, преследовали армию, в которой солдаты и младшие офицеры жаловались на негибкое руководство. В 1940 году французы имели "лучший" танк Char B-1. Благодаря 75-мм пушке Char B-1 он был вооружен лучше любого германского танка, а что касается бронезащиты — превосходил все танки немцев. Но когда началось сражение за Францию, Char B-1 продемонстрировал ряд серьезных недостатков, например, двигатель, потребляющий много бензина, и механическая ненадежность.

Наличие хорошего снаряжения и доктрины мало что говорит о том, как армия будет вести себя на войне. Чтобы предсказать это, вы должны проанализировать не только ее оснащение и доктрину, но и способность проводить сложные операции, ее негламурные, но важные логистические потребности и структуру, а также готовность солдат бороться и умирать на войне. Главным же образом вы должны подумать о том, как эта армия будет действовать, когда сильный противник откроет ответный огонь. Красноречиво когда-то высказался Майк Тайсон: "У каждого есть план, пока ему не дадут по морде".

Сегодня в Украине мы наблюдаем результат того, что якобы великим воинам дали по морде. Западное аналитическое и военное сообщество, считавшее, что россияне захватят Украину за считанные дни, обескуражено стойкостью украинского сопротивления. В течение многих лет западные "эксперты" рассуждали о дорогостоящей высокотехнологичной "модернизации" российских вооруженных сил. Нам говорили, что у россиян есть лучшие танки и самолеты, в том числе передовые истребители-бомбардировщики Су-34 и танки Т-90 с одними из лучших технических характеристик в мире. Русские также якобы превратили свою армию в более профессиональную, преимущественно добровольческую силу. Они переосмыслили свою наступательную доктрину и создали батальонные тактические группы - гибкие, хорошо бронированные формирования, которые должны играть ключевую роль в подавлении украинцев. Собственно, многие полагались на гламур войны, своего рода военную порнографию, чтобы предсказать результат вторжения России в соседнюю страну.

Эти прогнозы, основанные на привлекательных, но коренным образом неверных критериях, оказались ложными. Западные аналитики взяли основные показатели (например, количество и типы танков и самолетов), представили, как эти силы реализуют российскую военную доктрину, и пришли к выводу, что у украинцев нет шансов. Но считать танки и самолеты и увлеченно отзываться об их технических характеристиках – не самый лучший способ анализа современных вооруженных сил. Как утверждает Элиот Коэн из The Atlantic, системы, которые Запад использовал для оценки российских вооруженных сил, потерпели неудачу почти так же всесторонне, как и эти вооруженные силы. Хотя аналитики и историки потратят годы на споры о том, почему именно довоенные оценки российской армии оказались столь ошибочными, уже сейчас очевидны две причины. Во-первых, западные аналитики неправильно поняли способность российских вооруженных сил проводить самые сложные операции и надежность их материально-технических возможностей. А во-вторых, прогнозисты уделили слишком мало внимания базовой мотивации и моральному духу солдат, которые должны были использовать якобы замечательную доктрину и технику русской армии.

Проблемы России с проведением сложных операций стали очевидны сразу после того, как ее армия пересекла границу с Украиной. Например, многие наблюдатели считали, что многочисленная передовая российская авиация быстро начнет господствовать в воздухе над Украиной, оказав поддержку российским сухопутным войскам и серьезно ограничив передвижение украинцев. В то же время украинцы установили намного более сложную, чем ожидалось, систему противовоздушной обороны, которая изначально блокировала действия российской авиации. Бросив вызов русским в воздухе, украинцы показали, что российская армия не может эффективно проводить сложные воздушные операции, необходимые для перехвата у противника господства в воздухе. Логистическая система России оказалась, пожалуй, даже хуже. Российские грузовики – плохи в обслуживании, плохи в управлении и очень малочисленны. Стоило российским войскам продвинуться вперед — и они обнаружили, что доставка припасов, необходимых для их продвижения, становится сложнее. Многие наступления просто остановились. Самый известный из них — 70-километровая колонна техники, которая тянулась до Киева из Беларуси.

В то же время, якобы профессиональные российские солдаты-добровольцы были озадачены тем, что они делают. Они оказались совершенно не готовы встретить жесткое украинское сопротивление и, судя по фото, вполне готовы бросить даже самую передовую российскую технику почти нетронутой. По ходу того, как война продолжалась, а потери русских росли, солдаты РФ становились жертвами обморожения, отказывались выполнять приказы и, по крайней мере, в одном эпизоде ​​пытались убить офицеров.

Западные эксперты, изучающие российские вооруженные силы, могли и должны были предугадать эти проблемы. Ведь российских военных в течение как минимум трех десятилетий не просили проводить сложные технологические или логистические операции. Их недавние военные действия, такие как бомбардировки Сирии, были довольно простыми операциями, в которых можно было использовать авиацию для терроризирования противника, неспособного эффективно вести ответный огонь.

Чтобы действительно понять эффективность вооруженных сил, аналитики должны изучать не только то, как они выглядят в электронной таблице, но и то, как они могут функционировать в условиях хаоса и давления на поле боя. Война — очень тяжелое и сложное дело. Западные стратеги не могут вернуться в прошлое и изменить свои предварительные оценки. Любая аналитическая система, в которой распространено мнение о том, что замечательная и модернизированная российская армия завоюет Украину в считанные дни, находится в кризисе. Мы можем и должны постараться в следующий раз сделать прогнозы лучше. Чем лучше мировые лидеры понимают потенциальные трудности любой войны, например в Восточной Азии, тем больше они осознают, насколько трудно предсказать результат такой конфронтации. Например, если бы китайцы попытались высадить десант на Тайване, они решились бы, возможно, на самую сложную военную операцию, которую их вооруженные силы еще никогда не проводили. Я не могу сказать вам, что произойдет, но я знаю, что это пойдет не по плану. Война никогда не идет по плану.

Источник: https://censor.net/ru/r3330518

👍1
To react or comment  View in Web Client
See comments under original post